IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Изготовление японских мечей, Познавательнейшая статья
Squall
сообщение Nov 8 2003, 17:49:36
Сообщение #1


Администратор
Группа: Администраторы
Из: Москва, тел. +79161770793



Автор сей статьи Reindeer
Большинство кузнецов-оружейников кадзи вело полурелигиозный и воздержанный образ жизни. До XIII в. кузнецы были либо приверженцами школы Тэндай, либо горными отшельниками ямабуси. Однако позднее изготовление меча оказалось син-тоизированным подобно большинству культурных заимствований японцев.
Каждая операция в ходе ковки клинка рассматривалась как религиозная церемония. Для совершения последних, самых ответственных операций кузнец облачался в придворный церемониальный костюм картину и придворную шапку эбоси. Кузница кадзия становилась на это время священным местом, через нее протягивали соломенную веревку симэнава, к которой прикреплялись бумажные полоски гохэй — символы религии Синто, призванные отпугивать злых духов и призывать духов добрых. Каждый день перед началом работы кузнец очищал себя холодным обливанием и молил Коми о помощи в предстоящей работе. Ни одному члену его семьи не разрешалось входить в кузницу, кроме его по-мощника. Его пища готовилась на священном огне, на сексуальные отношения, животную пищу, крепкие напитки было наложено табу. Создание совершенного клинка (а уважающий себя кузнец ломал весь брак) часто требовало работы в течение нескольких месяцев. Сталь для японского меча получали из черного пескообразного оксида железа (Fe203,), называемого сатэцу. Для получения стали сатэцу сплавляли с углем в печи-плавильне, называвшейся татара. Эти печи не были исконно японским изобретением. Считается, что в Японию они пришли из Маньчжурии через Корейский полуостров в VI—VII вв. К IX в. татара получили распространение по всей Японии. Последнюю такую печь погасили только в 1925 г., но вскоре одна из них снова заработала. Она работает и по сей день в маленьком городе Ёкота в западной части Хонсю, снабжая сырьем современных мастеров-оружейников.
Плавильню татары обычно строили на склоне горы. Сначала выкапывали яму, обкладывали ее глиной и камнями и сжигали в ней древесный уголь. Это подготавливало почву, удаляя лишнюю влагу. Затем из глины строили собственно печь, которая обычно имела около 4,5 м в длину, 1,5 м в ширину и 1,2 м в высоту. Стены были толщиной 25 см и каждый раз отстраивались заново. Снизу делали отверстия, через которые подавали воздух. Один цикл плавки занимал 5 дней: один день — на отстройку стен, три дня — на плавку и один день — доставание железа. За одну плавку печь перерабатывала 8 т сатэцу и 13 т древесного угля. Температура в печи достигала 1200—1500 °С. По окончании плавки стены печи разбивали и доставали спекшуюся железную массу кэра весом около 2 т. Кэра заталкивали на специально выстроенную рядом башню высотой около 10 м и сбрасывали на камни. Обломки этой крицы дополнительно разбивали молотами и сортировали. Примерно половина кэра состояла из стали с содержанием углерода 0,6—1,5 %. Такая сталь называлась тамахаганэ и использовалась далее мастерами-оружейниками. Оставшуюся половину кэра дополнительно перерабатывали, превращая в сталь оро-сиганэ. Кузнец сначала тщательно сортировал куски тамахаганэ в зависимости от содержания угля, а затем отбивал их в пластины и ломал пластины на мелкие кусочки. Тщательно отобранные кусочки укладывали на заранее приготовленный железный лист, прикрепляли длинную железную ручку, оборачивали рисовой бумагой и завязывали, чтобы образовавшийся плотный прямоугольный блок не рассыпался. Блок имел стороны от 7,5 до 12,5 см и весил от 2 до 3,5 кг. Надо заметить, что готовая полоса меча весит вдвое меньше. Много материала терялось в процессе изготовления. Все это поливали жидкой смесью глины и соломенной золы в воде, служившей как для защиты всего этого свертка до помещения в огонь, так и в качестве флюса, облегчающего плавку. Плавильное пространство, используемое кузнецами, представляло собой длинный узкий котлован, выложенный глиной. Воздух подавался мехами, которыми оперировал сам кузнец, а топливом служили тщательно отобранные куски соснового древесного угля. Как только достигалась нужная температура, частично переплавленный блок перемещался на наковальню и сковывался в плотную массу помощниками кузнеца, которые ударяли кузнечным молотом по месту, указанному кузнецом. В результате тщательного контроля за интенсивностью, направлением и точностью ударов, блок вдвое вытягивался в длину и вполовину в толщину, в то время как ширина оставалась прежней, а края квадратными. После повторного нагревания нижнюю часть блока очищали, поливая наковальню водой и отбивая на нем блок молотком; это вызывало взрыв пара, который уносил в себе верхний слой окалины и грязи. Далее шла та часть процедуры ковки, от которой очень многое зависело: надо было разрезать блок почти надвое стамеской, перегибая его назад до соединения двух половинок и затем сковывая стык так, чтобы туда не попала окалина и не было несваренных промежутков, которые явились бы причиной слабости в окончательном клинке. Очень внимательно следили за тем, чтобы поверхность наковальни, а следовательно, и получающаяся поверхность бьши абсолютно гладкими и чтобы не бьшо карманов, куда могла бы попасть окалина и шлак. С каждым складыванием, разогревом и плавкой металл покрывался слоем глины и присыпался золой от соломы или чистился пучком соломы, которая горела на горячем металле, и на нем образовывалась зола, причем металла нельзя было касаться рукой. Операция складывания, производившаяся от 15 до 20 раз (если процесс повторялся большее количество раз, то сталь ослабевала), приводила к получению металла с меньшим количеством шлака, чем многие современные образцы стали. Иногда три или четыре такие заготовки делались отдельно, а потом сваривались вместе. Процесс ковки тогда повторялся пять раз и получалось более четырех миллионов слоев стали. Во время длительного процесса складывания, нагревания и ковки из металла удалялись примеси и выгорала часть углерода, но, что важнее, металл получался однородным и структура очищенной, а соответственно повышалась и твердость. Получившийся брус можно было превратить в готовую полосу меча, обрабатывая молотком до нужной длины и формы. Но можно было использовать и как составную часть для более сложной конструкции, например, для каваганэ — поверхностного высокоуглеродистого металла. Сталь же для сердцевины синганэ содержала значительно меньше углерода и получалась совместной ковкой пластин мягкого железа и стали. Полученный блок складывался около десяти раз. Каваганэ и синганэ могли комбинироваться разными способами. Например, для получения конструкциила-кури-гитаэ каваганэ придавали V-образ-ную форму, в которую вкладывали синганэ. Затем все это сковывалось в единую полосу меча. С помощью этих методов кузнец мог получать и другие сорта стали, необходимые для различных конструкций клинка, и путем простых тестов, таких, как изучение цвета и текстуры треснувшей поверхности, мог очень точно определить свойства каждой. Если лезвие делалось из отдельного куска, использовалась сталь, называвшаяся хотёганэ (илихаганэ). Она делалась из тамахаганэ и дзукуоросиганэ (старого железа из горшков и т. п.) и складывалась 18 раз. Так, для получения конструкции вари-ба-гитаэ блок разрезался по всей длине и в него вковывалась хотёганэ. Сталь для обуха клинка называлась мунэганэ и была, как правило, очень твердая. Каждый кузнец имел собственные методы и секреты ремесла, считая, что они помогают выковывать самые лучшие мечи. Так, некоторые кузнецы при ковке постоянно смачивали молот, в то время как другие, считая, что это слишком быстро остужает железо, предпочитали, чтобы он был сухой.
Осторожно ориентируя те куски металла, которые подвергались складыванию только несколько раз, кузнец мог регулировать слоистость стали хада и, таким образом, тип поверхностных узоров дзиха-да, видимых на готовом клинке. Если блок складывался вдоль, то слои стали располагались перпендикулярно поверхности и на готовом клинке появлялся узор из прямых линий масамэ-хада. Этот метод назывался масамэ-цукури. Если же блок складывали поперек и поверхность была параллельной складкам, то вследствие небольших неровностей в слоях получались прекрасные эффекты сучковатого дерева мокумэ-хада или итамэ-хада. Для усиления этого эффекта использовался метод, называвшийся хада-гитаи, при котором поверхность отделанной заготовки выдалбливалась и вдавливалась молотком в разных местах на обеих поверхностях, пока не становилась плоской и не проявлялась стратификация (расслоение) составляющих металлов. Для получения волнистого узора аясуги-хада в промежуточном блоке удаляли боковины. В полной мере зернистость хада проявляется только на неотшлифованных и на незакаленных частях клинка; она достигается специальными японскими процессами шлифовки. Зернистость не видна на отшлифованной до блеска плоскости клинка синоги-дзи или на закаленной части клинка якиба. Когда составной блок был готов, его вытягивали в полосу, по размерам и форме примерно равную величине и форме полосы меча, пользуясь деревянным шаблоном хинагата для определения пропорции и изгиба. Небольшим молотком кузнец аккуратно придавал форму острию, ребру клинка, лезвию и хвостовику. Окончательное придание формы и очистка производились стругом и напильниками, когда полоса меча была закреплена на деревянном блоке. Если после тщательного осмотра не выявлялось никаких дефектов и кузнец был удовлетворен своей работой, он пробивал отверстие мэкуги-ана в хвостовике, благодаря которому полоса меча будет удерживаться в рукояти.
По завершении ковки наступала очередь ножа для зачистки и напильника для придания окончательной формы клинку и хвостовику. Теперь могли совершаться грубая шлифовка, нанесение подписи и других надписей на хвостовике, создание дола хи или резьбы хоримоно, хотя эти процессы обычно приберегались на самый конец, когда можно будет судить о результате. Теперь полоса меча была готова для самой сложной и важной операции из всех — закалки лезвия яки-ирэ. Для этого весь клинок покрывался смесью глины, речного песка и порошка древесного угля на толщину около 0,3 см. Паста накладывалась более толстым слоем у обуха клинка и более тонким у лезвия. Таким образом, лезвие получалось гораздо тверже, чем остальной клинок. В ходе покрытия у самого лезвия заостренной бамбуковой палочкой проводилась прямая или неровная линия, которая впоследствие давала волнистый рисунок закалки хамон. Часто кузнец накладывал тонкие полоски густой пасты до самой режущей кромки лезвия. Получалась серия тонких секторов мягкой стали, называемых аси. Их функция — ограничить повреждения небольшой областью, если твердое лезвие начнет трескаться.
Затем кузнец захватывал хвостовик щипцами и проводил клинком, повернутым лезвием вниз, над огнем из угля сосны, пока с помощью мехов не достигалась требуемая температура. В этом убеждались, наблюдая за цветом раскаленного клинка там, где около хвостовика был виден непокрытый металл. С этой целью кузница специально затемнялась. Для получения тонкой узкой закаленной частиякиба клинок нагревался до неяркого красного цвета, чтобы локализовать затвердение, но для более прочных образцов допустимы были ярко-красный или оранжевый цвета раскаленного металла.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Гость_Лидаэль_*
сообщение Apr 10 2004, 23:15:27
Сообщение #2

Гость



Очень интересная статься, могу ли я разместить ее в некоммерческой газете? Я работаю в офицальном издании СЗЭ (страна забытых эльфов), мне бы хотелось разместить там эту статью..разумеется благодрности и ваше имя написанное ВОООООООООООООт такими буквами обеспечено)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
-=Илья=-
сообщение Apr 11 2004, 00:08:58
Сообщение #3


AAAAA!!!
Группа: Gunblade Master
Из: Москва, тел. +79161770793



Все статьи доступны к свободному размещению при условии ссылки на источник и указании имени автора (здесь - Reindeer)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Гость_Guest_*
сообщение Jun 4 2004, 14:18:22
Сообщение #4

Гость



Отличная статья! А как насчет закалки и охлаждения?

Знаете, хочу заметить, что вся процедура ковки содержит все 5 элементов, и некоторые действия напоминают скорее ритуал...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Гость_-^DarK PhoEniX^-(Гость)_*
сообщение Jun 4 2004, 14:19:28
Сообщение #5

Гость



Это я был... Почему-то иногда залогинивание пропадает unsure.gif ...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Гость_Guest_*
сообщение Jun 22 2004, 10:44:27
Сообщение #6

Гость



:clap: КЛАСНО!!!!!!!!! ФЛАБЕР-он же Андрей,он же Дональд.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Soichiro
сообщение Feb 10 2007, 15:05:57
Сообщение #7

Группа: Gunblade user



Признаю это очень интересная статья!!! Но если можете, то хотелось бы узнать ещё кое-что? Я очень интересуюсь историей японских мечей и всем что с ними связанно. Хотелось бы узнать, как совершается заточка меча, какие возможности у него, что самурай с помощью этого меча может сделать какие приёмы и всё такое. Так же очень интересно узнать, как можно отличить настоящий от сувенирного. И ещё очень бы хотелось по возможности к коментам чтоб прикрепляли картинки если таковые имеются потому что так довольно трудно представить. Я ещё я собрался покупать настоящий меч (катану) вот и интересуюсь этим ещё больше. Если хоть часть из моих просьб будет выполнена, буду очень благодарен!!!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Redgi
сообщение Feb 10 2007, 18:23:19
Сообщение #8


чучело-мяучело
Группа: Gunblade Master



Настоящий от сувенирного отличается тем, что ты его никогда в жизни не увидишь. Потому как с тех пор, как мечи были вытеснены с позиции практичного оружия огнестрелом, они перешли в категорию коллекционной роскоши. Соответственно, для насмотревшихся "Горца" восторженных, но малоимущих подростков выпускается обширный спектр китайских или в лучшем случае испанских полуалюминиевых подделок, красиво висящих на стене, гордо обзывающихся аутентичными и безусловно грозных для кошек и непроворных бабушек. В ценовой категории 4000-12000 руб.
Вращаясь в среде упертых коллекционеров, можно, пожалуй, снискать какой-нибудь похабный, фабричного проката син-гунто времен Второй Мировой, прихватизированный каким-нибудь предприимчивым перцем при разоружении японцев, однако соотношение цена-качество едва ли порадует.
Самое разумное, на что можно рассчитывать - это тупо обзванивать отечественных мастеров. Могу поручиться, что каждому оружейнику, изготовляющему историческое оружие, давно уже плешь проели любители восточной экзотики. Так что, если такой возьмется, то меч сделает опытно - не подкопаешься... даром что с нарушением всех технологических процессов. Сколько стоит - точно не скажу, но, пожалуй, больше тысячи баксов не должен.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Etienne Galois
сообщение Feb 10 2007, 18:37:51
Сообщение #9


[hide=Etienne Galois,Святой отец Рандомантий]Сила: 6[/hide]
Группа: Gunblade user



Цитата(Redgi @ Feb 10 2007, 18:23:19) *
Настоящий от сувенирного отличается тем, что ты его никогда в жизни не увидишь. Потому как с тех пор, как мечи были вытеснены с позиции практичного оружия огнестрелом, они перешли в категорию коллекционной роскоши.


Не вполне верно. В Японии можно приобрести новый откованный меч за суммы, начинающиеся с $10000, и раза в 2, а то и 3 дешевле настоящие старые клинки (разумеется, не самых известных мастеров). Такая разница происходит от того, что сейчас у них есть квота на изготовление и обязательная сертификация. Ну а старых довольно много.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Soichiro
сообщение Feb 10 2007, 20:08:34
Сообщение #10

Группа: Gunblade user



Я хочу взять мечь в Питере за 55 штук вот и думаю на скока он настоящий.И была ли в обще домаская сталь в Японии?
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Etienne Galois
сообщение Feb 10 2007, 20:12:59
Сообщение #11


[hide=Etienne Galois,Святой отец Рандомантий]Сила: 6[/hide]
Группа: Gunblade user



Лучше купи за двести рублей пособие по русскому языку для абитуриентов. Освоишь -- тебя будут уважать больше, чем с тремя мечами.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Soichiro
сообщение Feb 10 2007, 20:39:48
Сообщение #12

Группа: Gunblade user



Цитата(Etienne Galois @ Feb 10 2007, 20:12:59) *
Лучше купи за двести рублей пособие по русскому языку для абитуриентов. Освоишь -- тебя будут уважать больше, чем с тремя мечами.

Знаешь, если бы надо было, то я бы тебя об этом спросил. А кто как меня уважает и будет ли это не твоё дело. А если человек сам по себе не хороший так скажем, то ему и танк на колёсах не поможет. А меч нужен лично тока мне, а не для того чтоб им хвастаться. Не надо судить людей по себе!!!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Redgi
сообщение Feb 10 2007, 21:09:52
Сообщение #13


чучело-мяучело
Группа: Gunblade Master



Предупреждение с занесением за откровенное неуважение к совершенно разумному совету.
Этьенн, отметь, что мой диагноз совершенно верен, потому как товарищ таки никогда не увидит этот самый меч - хотя бы из-за вопиющего нежелания соотносить возможности с действительностью, очевидного из первого его поста. Как я и упомянул, у нас, и тем более в пределах упомянутой более чем скромной суммы можно купить либо старый заводской меч, с сороковых годов поменявший два десятка хозяев и, в принципе, с "правильной" катаной имеющей мало общего, либо все-таки свежесделанную испанскую реплику, пусть даже и приемлемого (для смотрения в зеркало) качества.
Цитата
И была ли в обще домаская сталь в Японии?

Пацтулом. Ё-моё...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Мак
сообщение Feb 10 2007, 21:21:21
Сообщение #14

Группа: Gunblade user
Из: Москва



Судя по его посту, ему кто-то предложил дамаскированую катану. Это не испанцы и не гунто. Это - отечественный производитель. Кстати, цена тоже примерно соответствует.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Redgi
сообщение Feb 10 2007, 21:36:40
Сообщение #15


чучело-мяучело
Группа: Gunblade Master



Вот и я о чем. Правда, я бы сказал, что таки дороговато для отечественного - те идут все-таки по 30-40, насколько я в курсе, а для полноценного реконструированного дамаска, напротив, дешево, да и не слышал я, чтобы из него у нас делали катаны... скорее всего, банальный травленый декор.
Кстати, вот - http://aoyama-do.com/armour/katana-shinken.htm
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Гость_Kuznec_*
сообщение Dec 11 2007, 01:30:12
Сообщение #16

Гость



8) Вот ешо одна статья про самурайские мичи , <_< но про закалку тоже ничего.
История и технология изготовления японских клинков.
Говоря о мечах самураев, нужно учитывать особенности оружейного дела в Японии. Каждый меч знатоки могут

по некоторым признака отнести к эпохе Кото (до конца 16 века), к Синто (до 17 века), к Синсинто (1781-1876

года) и, наконец, к Гэндайто - современным мечам. Сложилось убеждение, что старые мечи (Кото) были

намного лучше, чем новые (Синто), и что секреты великих мастеров прошлого забыты.

Для определения эпохи изготовления конкретного меча немаловажное значение имеет т. н. "дзитецу" - цвет и

текстура стали. У мечей Кото цвет металла темно-серый, а у Синто и Синсинто - светлый и яркий. У лучших

клинков Кото периода Камакура полированная поверхность похожа на темный бархат.

Если оставить в стороне эстетические достоинства мечей разных эпох, то спор о том, клинки какого времени

были лучше, можно попытаться разрешить путем сравнительного анализа испытаний. Такие испытания были

недавно проведены, и оказалось, что при рубке связок жесткого бамбука лезвия мечей Кото сминались, Синто

крошились, а Синсинто и Гэндайто не повреждались. О причинах такого различия японские специалисты

говорят, что в эти периоды при выплавке металла использовалось разное сырье.

Мечи в древности производились в основном мастерами пяти провинций, в каждой из которых использовался

свой набор технологических приемов. Например, только по одному соотношению в металле клинка железа и

стали знаток сразу определит, где он был произведен - в провинции Бидзен или Сагами. Впрочем, с течением

времени происходил естественный процесс влияния одной традиции на другую.

В конечном счете, всеяпонским центром производства оружия стала провинция Бидзен и особенно ее столица

Осафунэ. Когда во время очередной междоусобной войны в конце 16 века город Осафунэ был сожжен, то

вместе с ним погибли и несколько тысяч оружейников, каждый из которых мог производить по 2 - 3 меча в

месяц.

К концу 18 века началось возрождение интереса к клинкам Кото периода Камакура и к технике "пяти

традиций". Считают, что сохранилось от одного до трех миллионов классных мечей всех времен и множество

офицерских мечей заводского производства. Сегодня владелец самурайского меча может получить своего

рода паспорт, в котором будут указаны время изготовления меча, стиль и название школы, к которой

принадлежал изготовивший его мастер. Нередко указывается и имя мастера.

Паспорт выдает японское общество сохранения искусства мечей (Nihon Bijutsu Token Hozon Kyokai). Это

общество выделяет четыре класса мечей: особо ценные, ценные, особо сохраняемые и, наконец, просто

сохраняемые мечи. Японское государство выделяет два разряда - национальное сокровище и важное

достояние культуры. Особо ценных мечей сейчас на учете 117 штук, еще около трех тысяч - ценных. Говорят, что

ни один меч, находящийся вне пределов Японии, каким бы он ни был хорошим, официально не признан

национальным сокровищем или особо ценным мечем.

Главное своеобразие самурайских мечей, не считая отделки рукояти и ножен, заключается в металле их

клинков и в способах его получения. С древнейших времен японские кузнецы использовали при производстве

металла для мечей местные железистые пески "сатецу". После обогащения промывкой в воде, отделяющей

пустую породу, сырье обычным порядком пережигалось в сыродутной печи, образуя железную крицу. Затем

крицу разрубали на отдельные мелкие куски и снова пережигали в печи. Железные куски науглероживались с

поверхности, образуя железно-стальной композит - сырцовую сталь с высоким содержанием углерода.

Эту крицу сырцовой стали, называемую "оросиганэ", расковывали в пластину, закаливали в воде и

раскалывали на куски, после чего производили сортировку кусков по качеству, определяя его по виду излома

металла. Сырцовая сталь из-за слишком грубой неоднородности и загрязненности шлаками не подходила для

производства столь ответственной продукции, как оружие, поэтому требовалась ее предварительная

переработка в более или менее однородную сталь путем многократных поковок и сварок.

Производили переработку железистых песков и другим методом, получившим название "татара-процесс". Этот

метод пришел в Японию из Манчжурии в незапамятные времена, чуть ли не в 7 веке, и в период Муромати (1392

- 1572 гг.) получил особое распространение. Последнюю "татара-печь" погасили лишь в 1925 году. Впрочем,

через несколько лет одна такая печь снова заработала, чтобы обеспечить сырьем кузнецов-оружейников.

Плавка длилась несколько дней и требовала единовременного использования громадного количества сырья.

Одного лишь древесного угля требовалось несколько десятков тонн! Зато в результате использования

"татара-процесса" за одну плавку получили 5 тонн металла нескольких сортов, сплавленных в одну массу,

называемую "кера". Примерно половину массы "керы" составляла высокоуглеродистая сталь с содержанием

углерода до 1,5%. Другой сорт под названием "дзуку" был чугуном обычного состава.

Тяжелый слиток был расколот и кузнецы сортировали обломки по своему усмотрению. Когда тем или иным

способом мастер-оружейник получал исходный сырцовый металл, наступал черед изготовления заготовки

полосы меча. Конкретный способ этого изготовления зависел от традиций школы, к которой принадлежал

кузнец. Кроме того, при содержании в стали углерода выше 0,8% она после закалки не получается тверже, но

становится значительно более хрупкой. Значит, для получения стойкого лезвия требуется удалить из сырцовой

стали излишний углерод. Достигалось это выжиганием углерода непосредственно из заготовки клинка при

неоднократных сварках и проковках.

Практически это происходило следующим образом: кузнец расковывал кусок сырцовой стали с высоким

средним содержанием углерода в пластину, которую закаливал в воде и раскалывал на куски. Эти куски

сортировались по виду излома и укладывались на заранее откованную из железа лопатку с длинной ручкой.

Лопатка могла делаться и из крупной, аккуратно обколотой пластины сырцовой стали. Полученный таким

образом исходный пакет обмазывали глиной для фиксации осколков и проковывали при сварочной

температуре.

Задача первой сварки заключалась главным образом в уплотнении рыхлого пакета и наварке отдельных частиц

на лопатку. Полученный брикет надрубали поперек и складывали вдвое, затем проваривали в монолит, опять

надрубали - теперь уже вдоль - и снова складывали вдвое. Такие операции удвоения могли происходить до 15

раз - в зависимости от состава исходного пакета и пристрастий мастера, поскольку при каждой сварке

выгорало некоторое количество углерода, что, в общем-то, и требовалось.

Современными исследованиями было установлено, что при первой сварке рыхлого пакета с большой

суммарной поверхностью частиц выгорает примерно 0,3% углерода. При каждом из последующих удвоений

снижение содержания углерода составляет уже только 0,03%. Металл считался готовым, когда содержание

углерода снижали до уровня около 0,8%. Впрочем некоторые мастера стремились изготовить менее твердый,

но вязкий металл, а другие, напротив, предпочитали высокоуглеродистые лезвия со свойствами стеклянного

осколка.

После многочисленных сварок с удвоением условное количество слоев в металле могло достигать нескольких

миллионов. Условное потому, что в результате диффузии металла их оставалось только несколько десятков

тысяч. Автору говорили, что специалисты Музея оружия в Золингене (Германия) обещали солидную премию

тому, кто предъявит клинок, в котором реально более 50 000 слоев.

Дальнейшие действия кузнеца определялись тем, какого стиля он придерживался и к какой школе

принадлежал. Сейчас известны имена 32000 японских оружейников, принадлежавших к одной из 1800 школ.

Естественно, что каждая школа, вслед за ее основателем, придерживалась своего взгляда на искусство

изготовления меча из имеющегося под рукой сырья, не говоря о том, что мастера имели свои личные секреты

и излюбленные технологические приемы. Общее правило для всех и на все времена - длинный меч должен

иметь твердое лезвие, а все остальные части клинка должны быть менее твердыми, но весьма вязкими.

Многочисленные схемы строения японских клинков можно свести к нескольким основным вариантам с

собственными названиями. В журнальной статье нет смысла "растекаться мыслью по древу", поэтому

объединим их в три основных группы. К первой принадлежат трехслойные клинки, твердое и хрупкое лезвие

которых обварено с обеих сторон мягкими железными обкладками. Иногда эти обкладки делают клиновидного

сечения, и после сварки на обухе меча получается много железа и мало стали, а в области лезвия - наоборот.

Эта базовая схема носит название "сан-май".

Логичным развитием этой схемы, повышающей стойкость клинка при сильных ударах, является

технологический прием, при котором стальное лезвие обертывается с трех сторон вязкой "рубашкой". Этот

прием называется очень поэтично - "вковывание в обратную сторону панциря черепахи". Зачастую для

упрощения сварки на обух просто наваривали железный пруток, а затем полученную основу обваривали

плоскими обкладками.

Принципиально противоположная схема развилась в провинции Бидзен, где придающую клинку стойкость

железную основу обертывали высокопрочной стальной "рубашкой", из замкнутой части которой и

отковывалось лезвие. Такое строение называется "кобу-си" или, иначе, "пол-кулака", т.е. "горсть". Схема

хорошая и даже отличная, но требующая сложных методов закалки для обеспечения эластичности клинка.

Такие же методы закалки применялись и при изготовлении цельностального клинка, что было нередким в

военное время. Говорят, армейские офицерские "катаны" ковались даже из рельсов.

На хорошо отполированном клинке самурайского меча бросается в глаза проходящая вдоль него линия

"хамон", нередко и не совсем правильно называемая "линией закалки". При внимательном рассмотрении

оказывается, что структура и цвет металла по обе стороны этой линии разные - твердое лезвие дымчатое, а

более мягкая часть клинка, называемая "дзиганэ", зеркально блестящая. На высококлассных мечах "дзиганэ"

имеет характерный узор, схожий с узором дамасской стали. Этот узор японцы называют "хада", что в переводе

значит "кожа, поверхность".

Основных разновидностей "хады" четыре - "масамэ-хада", "итамэ-хада", "ая-суги-хада" и "мокумэ-хада".

Полосатый узор "масамэ" образуется практически параллельными и непрерывными по всей длине клинка

линиями. Эта непрерывность и параллельность линий, крайне редкая в европейском оружии, достигалась в

результате расковки заготовок обкладок в положении "на ребро", т.е. удары наносились в торец слоям.

Своеобразная структура практически не искажалась при последующей ковке и шлифовке, поэтому

выделяющий плавный изгиб клинка узор получался весьма четким. Этот строгий узор следует отличать от

обычных полосатых разновидностей малослойного "дикого Дамаска", которые часто имеют некоторую мелкую

извилистость границ слоев.

Фибровидный узор "итамэ" соответствует узору "дикого" европейского Дамаска. Так же как и в Европе, на

клинках японского "дикого Дамаска" встречаются и участки с относительно прямыми линиями, которые

нетрудно отличить от чистого "масамэ". Высоко ценится узор "ко-итамэ". Приставка "ко" в названии этой

разновидности узора значит "мелкая, короткая". Таким образом, узор "ко-итамэ" свидетельствует о большом

количестве слоев, аккуратно "перемешанных" в процессе ковки.

Регулярная крупная волнистость узора "ая-суги" достигается обычной нарезкой напильником или набивкой

штампом с двух краев каждой стороны слоистой заготовки встречных углублений, смещеных на полшага.

Особенностью этого типа узора является крупная, плавная волнистость, проходящая по оси клинка. Возможен,

впрочем, и прием скручивания заготовки участками, когда каждый следующий участок поворачивается строго

на 90 градусов в другую сторону относительно предыдущего. В европейском клинковом оружии этот прием

изредка применяли для получения узора "женские локоны" или "скрученные волосы". За схожесть

"мокумэ-хады" с узором высококлассного булата такую сталь иногда называют японским булатом. Однако

металл с узором типа "мокумэ" не является литым булатом, а представляет собой типичный сварочный

железо-стальной композит, причем, вероятно, волокнистую его разновидность.

"Мокумэ-ганэ" в примерном переводе означает "металлическая древесина". Имеется в виду древесина со

спутанной и свилеватой структурой - как у карельской березы. На некоторых клинках можно увидеть россыпь

отдельных блестящих точек, называемых "ни". Считается, что они представляют собой отдельные крупные

кристаллы закаленной стали, проявившиеся в мягкой основе. Думаю, что точки "ни" могут представлять из

себя крупные карбиды высокой твердости. Если скопления "ни" тяготеют к линии "хамон", то она приобретает

несколько размытый характер. Как говорят поэтично настроенные японцы, линия "хамон" хорошего меча

напоминает покрытое сугробами снежное поле, и скопления "ни" иногда выглядят, как спокойно падающий

хлопьями снег, а иногда - как снег взлетающий, несо-мый завихрениями вьюги. Твердое лезвие отделено от

мягкой основы клинка переходной зоной "хабути", в которой, кроме точек "ни", после полировки проявляется

молочно-белая линия "ниои". Еще во времена Кото в зоне "хабути" появились "аси" - узкие полоски "ниои", как

бы отростки полутвердой стали, вырастающие в сторону закаленного лезвия. "Аси" предотвращали

выкрашивание больших кусков лезвия при сильных ударах. Эти полоски могут придавать линии "хамон" вид

рваного края, который особо восторженно настроенные любители называют "пламенеющим". Сами японцы

этот весьма популярный сегодня вид называют "тёдзи хамон".

Линия "хамон" может образоваться из-за составного строения клинка, поскольку при его обточке и шлифовке

твердая сердцевина, образующая лезвие, выступает из обкладок. Вид линии, разделяющей вязкий металл

обкладок и твердую сталь лезвия, может быть весьма разнообразным и разнообразием этим можно управлять

(в весьма ограниченных пределах) путем всяческих надпилов и надрубов заготовки клинка.

Другой принцип образования линии "хамон" дал повод называть ее "линией закалки". Если при трехслойной и

ей подобным схемам закалка ничем в принципе не отличалась от обычных способов, то закалка клинков,

изготовленных по схеме "кобуси", была довольно оригинальной, и образование видимой линии "хамон"

происходило особым образом. Японские кузнецы, строго придерживаясь незыблемого принципа "твердое

лезвие - мягкий обух", применяли технологию, которую в раннем средневековье иногда использовали и в

Европе.

Клинок обмазывался глиной таким образом, что лезвие оставалось открытым. Затем, после высыхания

обмазки, клинок осторожно нагревали и закаливали в воде. Теплопроводность глины невысокая, поэтому

закрытые части клинка охлаждались медленно с образованием мягких закалочных структур, а открытое

лезвие закаливалось "насухо". У японских оружейников доступная огню закаленная часть клинка так и

называется - "яки-ба", что переводится как "обожженное лезвие".

Позже некоторые японские оружейники стали применять несколько видоизмененную технологию обмазки

глиной. Например, при придании сложной формы "линии закалки" тонкие наплывы глины на лезвие часто

отваливались. Поэтому стали покрывать глиной весь клинок, начиная с лезвия, а необходимого различия в

скоростях охлаждения достигали изменением толщины наносимой обмазки.

На смену великим мастерам эпохи Кото, ценившим строгую красоту разумной достаточности, пришли

оружейники, большое внимание уделяющие внешней красивости клинка. Если Масамунэ (да и Мурамаса тоже)

ограничивались созданием волнистой линии "хамон", то позже возникли весьма причудливые ее

разновидности типа "хризантемы в воде" или "цветущей гвоздики".

Повышенное внимание стали уделять разнообразным блестящим точечкам и пятнышкам на поверхности

клинков, а для их выявления довели полировку до невероятного совершенства. Шлифовку производят иногда на

12-15 камнях разной зернистости, и длится она около двух недель. Само собой разумеется, что такой дорогой

отделке, стоящей несколько тысяч долларов, подвергаются лишь высококлассные мечи, на которых умелым

проявлением структуры полировщики раскрывают строение клинка, и возникает эффект полупрозрачности

металла.

Боевые достоинства самурайских мечей описаны неоднократно, причем в самых восторженных тонах.

Например, из издания в издание кочует легенда о том, что нельзя подставлять под удар армейской "катаны"

винтовку или автомат, поскольку они легко перерубаются, причем вместе с их владельцем. В годы Второй

мировой войны был снят пропагандистский фильм, в котором мастер фехтования классной "катаной"

перерубил ствол пулемета. Однако очевидно, что простой вояка фабричным клинком этого сделать не сможет.

Всегда следует отличать ширпотреб от творений больших мастеров.


Взято из статьи Архангельского Л.Б.
Журнал "Магнум" 1998г.

http://www.fido.sakhalin.ru/WAYOFSWORD/pro...rd/swordtec.htm
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему

 



Текстовая версия Сейчас: 20th January 2018 - 04:18:05