IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Краткая история крестовых походов, часть I
Squall
сообщение Nov 8 2003, 12:27:11
Сообщение #1


Администратор
Группа: Администраторы
Из: Москва, тел. +79161770793



Итак, крестовые походы... Даже не знаю, с чего начать. Тема эта столь объемна, что простое перечисление литературы, посвященной этому вопросу, займет не один том. Тем не менее, я все-таки (в силу своих скромных способностей ) попробую хоть как-то осветить её - искренне надеюсь, что после прочтения сей статьи (или нескольких - это уж как получится) у вас пропадут некоторые вопросы... а еще большее количество оных появится.



Сразу же оговорю свои источники. Во-первых, и в основных, это совершенно изумительная книга Жана Ришара "Латино-Иерусалимское королевство"; далее - труд Жана Мишо "История крестовых походов", написанная в чудовищном стиле французских историков 19-го века - знаете, где все рыдают через страницу, а там, где не рыдают - падают на колени и приносят торжественные обеты. Кое-какие мысли я подчерпнул у Жака Ле Гоффа, кое-что - у Добиаш-Рождественской, ну и не счесть разных общеобразовательных источнмиков - от учебника по истории для 6-го класса до Большой Советской Энциклопедии
Отношение к крестовым походам у большинства историков скорее отрицательное, чем положительное - на протяжении двухсот лет Европа отправляла своих лучших представителей в Святую Землю, и, конечно, это не могло не сказаться на, так сказать, качестве социума. Правда, Гумилев - он прекрасно объясняет все это (и многое другое - да почти все! с помощью своей широко разрекламированной теории пассионарности; но по мне теория эта отстоит от реальности приблизительно так же, как верблюд от игольного ушка. Но не будем, боже меня упаси, вступать тут с уважаемым историком в полемику, да и не эту цель я преследую. Да, так вот - лучшие представители Европы были брошены в печь этой самой войны с неверными... и что? да ничего. Королевство франков, просуществовав те самые двести лет, исчезло. Между тем к началу 11-го века в Европе уже закончилось каролингское возрождение; начался бурный рост городов, коммунны которых уже заявили о себе в полный голос; торговля процветала; строительство переживало небывалый подъем - а это свидетельство устойчивой и процветающей экономики. В этот-то момент (если уж быть точным, то 27 ноября 1095 г.) и прозвучал призыв папы Урбана II и Бернарда Клервосского к святой войне против неверных.
Причина? Как ни странно, она была. До 11-го века паломничества в Святую Землю были довольно популярны - конечно, это было делом непростым, но в принципе ничего невозможного в них не было. Карл Великий - тот вообще добился протектората над Палестиной, потому как мусульмане изначально вели себя довольно толерантно по отношению к иным религиям, тем паче что они признавали Иисуса (Ису) как одного из пророков... А вот когда на сцене появляются турки-сельджуки, ситуация меняется - и меняется в худшую сторону. После же того как фатимидский халиф Хаким, основатель религии друзов, приказал осквернить Св. Гроб в конце 10-го века, прозвучал этот самый призыв. И он нашел широкий отклик в сердцах европейцев. Простой факт - в то же самое время идет Реконкиста, отвоевание Иберийского полуострова у мавров, война, объявленная папой святой войной. Её театр совсем рядом, не надо ехать за три моря, однако количество участников крестовых походов на порядок превосходит тех, кто в этой самой Реконкисте учавствовал. По-моему, довольно показательный факт...
Как бы то ни было, армия собралась, и размеры её внушительны - разные источники приводят разные цифры, от 60 до 600 (!!! тысяч. Думаю, что 600 тысяч - это уж вряд ли, но если прикинуть что-то более-менее реальное, то получим тысяч 100-150. Немало, совсем немало. Крест принял весь цвет европейской знати - в основном французы. Почти все прованские властители, от графа Фореза до графа де Ди, Гильема де Монпелье и Гастона Беарнского; брат короля Франции, Гуго де Вермандуа; Этьен Блуасский; герцог Нормандии Роберт Коротконогий; граф Фландрии Роберт II. Один из самых крупных отрядов вышел из валлонских и булонских земель во главе с легендарным "рыцарем с лебедем", Готфридом Бульонским, а также его братьями: Евстахием и - внимание - Балдуином. Пока эти достойные властители готовились к походу, особо нетерпеливые их подданные (честно говоря, всяческий сброд типа пиратов Гинемера, булонских корсаров и т.п.) отправились покорять Святую Землю самостоятельно - вдохновленные пламенными речами некоего отшельника Петра Пустынника, обещавшего им скорую и решительную победу. История донесла до нас имена тех, кто возглавлял этот поход - т.н. "поход бедноты". Вот они, эти имена: Готье Голяк, пфальцкий свяшенник Готшальк, граф Эмикон, священник Фолькмар... В сумме их численность оценивают чуть не в 300.000! Что про них сказать? Неорганизованные, скверно обученные, имеющие одну цель - пограбить (Мишо стыдливо отмечает: "... плохо разумевших дух и смысл крестового похода"), они в массе своей не дошли даже до Константинополя. По дороге туда за неимением сарацин они устраивали еврейские погромы, а по прибытии в Константинополь отметились и там массовыми беспорядками - сожгли и разграбили несколько вилл и церквей... Византийский император Алексей побыстрее спихнул их за Босфор. Там эти вояки сумели штурмом взять крепость Эксерогорго, однако после почти все были вырезаны турками.
Совсем другую картину представляли, так сказать, кадровые военные. Поскольку в дорогу они отправлялись из разных стран, то и прибывали в Константинополь по очереди; последними прибыли сицилийские норманны во главе с Боэмундом Тарентским и его племянником Танкредом. Алексей, сидевший на византийском троне, при виде этой массы регулярной армии явственно почувствовал, как этот самый трон зашатался; как оказалось, предчувствия его не подвели - правда, убедиться в этом пришлось его наследникам. Первой и единственной мыслью императора было поскорее избавиться от франков (термин, в общем-то устоявшийся - надеюсь, не будете против его использования? ) Однако ж плохой он был бы император, коли не попытался бы извлечь из этой армии какую-то пользу для своей империи. Сам факт крестового похода был ему на руку - это был шанс отбросить турок из Сирии и Малой Азии подальше на восток. В результате всяких хитростей, уловок и прочих дипломатических (и не только дипломатических) штучек Алексей сумел-таки вынудить Готфрида Бульонского признать себя вассалом византийского императора, после чего потребовал от крестоносцев клятву - что-де те вернут ему все земли, которые ранее принадлежали империи. Бароны согласились - за исключением Танкреда и графа Тулузского; последний ограничился обещанием не причинять вреда императору. Тем же, кто сию клятву принес, Алексей выдал жалование и обеспечил поставку продовольствия до Анатолии. Ну и отправил с европейцами свой корпус под командованием Татикия.
Вскорости объединенная армия осадила столицу сельджукского султаната в Анатолии Никею; и 26 июня 1094 года Никея вновь стала византийским городом. Далее армия разделилась - одной частью командовали Боэмунд и Роберт Коротконогий, другой - Готфрид. 1 июля все силы анатолийских турок были брошены на один из отрядов - под командованием Боэмунда. Говоря проще, произошла битва при Дорилее. Мишо (ну не могу удержаться ) расцвечивает эту битву разнообразными мелодраматическими подробностями - тут вам и трясущаяся от грохота копыт земля, и тучи стрел, и герцог Нормандский, вырывающий у знаменосца знамя и с криком "за мной, нормадцы!" врубающийся в толпы противников. Не знаю, может, так оно и было - я там, слава богу, не присутствовал (а то не читали бы вы эту нетленку) - так что объявлять это досужими домыслами не возьмусь. Бесспорно одно - исход сражения решил вовремя подошедший второй отряд под командованием Готфрида и ударивший туркам во фланг. Еще, пожалуй, стоит отметить, что это было первое столкновение крестоносцев с мусульманами, которое показало неэффективность мусульманской тактики - а именно обстрел из луков издали - перед тяжелой кавалерией Запада.
Да, кавалерия франков представляла собой грозную силу... но именно из-за того, что это была кавалерия, она была более уязвима. Перед крестоносцами лежала Малая Азия, без дорог, воды и фуража. В песках Фригии погибли чуть не все лошади с Запада. Турки перешли к тактике "выженной земли" - появились проблемы с продовольствием. Их не решило взятие 15 августа 1097 года Конии; как следствие, после победы над турками при Гераклее (10 сентября) было принято решение вновь разделиться на два отряда. Одним командовали Танкред и Балдуин Болонский, другим - Готфрид. Первая группа двинулась в Киликию, вторая на север, где между делом вернула византийцам Цезарею (ну или Кесарию ), а после свернула и вышла к Антиохии. Танкред и Балдуин в это самое время вовсю развернулись в Киликии - пытались там привлечь на свою сторону армянских вождей (армяне, как нетрудно догадаться, были христианами... Между прочим, именно армяне были наиболее верными союзниками европейцев, хотя назвать их поведение безупречным можно не всегда. Но на фоне остальных фигур в регионе - о да, армяне вели себя безукоризненно. Просто они лучше крестоносцев понимали обстановку, да и бежать им было некуда - приходилось считаться с реалиями). Танкред и Балдуин выперли из Армении турок, но впоследствии не поделили между собой - даже не знаю что, наверное, ковры - и рассорились; вследствие этого войска Запада были выведены из Армении, правда, оставив там гарнизоны. Позже Балдуин по призыву армян вернулся в Эдессу, где и уселся на графский трон. Привел он с собой всего-то около 80 рыцарей, однако впоследствии к нему подтянулись рыцари, потерявшие ранее коней, и их набралось порядка двух сотен. Так родилось Эдесское графство.
А основная масса крестоносцев в это самое время осаждала Антиохию - этот прославленный город, "невесту Сирии". Осада началась 20 октября 1097 года и продолжилась аж до 3 июня 1098 года! Уж больно мощными оказались укрепления у города... Голод, который испытывали крестоносцы, вовсе не облегчал задачи. Плюс вылазки турок... Колонна, вверенная Боэмунду и Роберту Фландрскому, направилась в поисках фуража в долину Ормонта; там крестоносцы с удивлением обнаружили арабо-турецкую армию, которая двигалась из Хомса и Дамаска. Европейцы одержали победу, однакож фуража и продовольствия, увы, не нашли. В это самое время - невеселое время, надо признать - Боэмунд спровоцировал уход византийца Татикия. Его (Татикия) присутствие здорово мешало планам самого Боэмунда в отношении Антиохии (как можно наблюдать, далеко не все вожди крестоносцев были похожи на божьих паладинов а-ля Готфрид Бульонский). Как только Татикий (а с ним и его корпус) ушли, турки из Алеппо решили атаковать ослабленную армию франков - количественно они куда как превосходили последних. Битва закончилась таким разгоромом для турок, что, отступая, они оставили и крепость Харим. Вылазка осажденных в Антиохии турок, при помощи которой они расчитывали соединиться с алеппской армией, тоже провалилась; помимо всего этого, франки понастроили многочисленных фортов, что самым пагубным образом отразилось на снабжении Антиохии продовольствием.
Пока продолжалось все это военно-полевое веселье, Боэмунд нашел некоего армянина - тот обещал открыть ворота в одну из крепостных башен. Боэмунд, натурально, промолчал, но потребовал от всех баронов уступить ему Антиохийскую сеньорию. А уж после получения гарантий - хех, ну подумаешь, Раймунд Сен-Жильский отказался от сделки - Боэмунд заполучил в свои руки весь город. Точнее, почти весь - исключение составляла цитадель. Надобно заметить, что, в отличие от европейской крепости, в Антиохии она располагалась не в центре, а на самом высоком участке крепостной стены (таким образом даже в случае взятия города цитадель не теряла бы связи с внешним миром). И, надо же такому случиться, что именно в это самое время с огромной (не знаю, насколько - сказано просто "огромной" ) армией подошел Кербога, правитель Мосула. Крестоносцы еле-еле успели укрыться в городе. 5 июня началась вторая осада, но на сей раз осаждали уже крестоносцев. Нескольим из них, правда, удалось бежать из города. Так бы все и закончилось неизвестно чем, если бы не банальное чудо . Провансальцу Пьетро Бартелеми было видение, в результате которого начали раскопки в храме Св. Петра... И что вы думаете? Было найдено Св. Копьё, которым Христа в бок ткнули. Событие это случилось 14 июня 1098 года. Вследствии сего чуда боевой дух армии окреп, 28 июня франки вышли за пределы крепостных стен и разнесли мусульман вдребезги пополам. Количество захваченного провианта позволяло на месяцы забыть о существовании слова "голод", и цитадель Антиохии запросто сдалась победителям.
После взятия Антиохии повились первые признаки грядущего разлада. Кое-кто из владетельных особ - а конкретнее, Раймунд и Боэмунд - стали проявлять стойкое нежелание двигаться дальше А действительно, зачем? На месте Антиохии и прилегающих к ней земель можно было организовать весьма недурственное государственное образование; Иерусалим? Он подождет. Однако ж далеко не все крестоносцы были согласны с таким раскладом - они что, бросили домашний очаг, извели кучу денег и тащились в этакую даль только для того, чтобы посадить на трон Раймунда и Боэмунда? А Святой Гроб Господень? Короче, произошел самый что ни на есть бунт, и Раймунду воленс-ноленс пришлось выдвигатсья на юг (13 января 1099 года). По дороге он опять остановился - на сей раз прельстившись богатством княжества Триполийского. С 14 февраля по 13 мая 1099 года он увяз в осаде города Аркас; попутно с этим Готфрид и Танкред (они не принимали участия в этом походе на юг) осаждали другой прибрежный город, Джабалу. Обе армии по воле случая соединились под стенами Аркаса, и Готфрид с Танкредом заставили графа Тулузского снять осаду и, не дожидаясь подхода византийского императора Алексея (подход этот был назначен на июль), двигаться дальше.
Крестоносная армия приближалась к Иерусалиму; египтяне, владеющие городом к тому моенту, предложили франкам свободный доступ для паломников. Бароны сей дар отвергли, решив захватить город. 3 июня крестоносцы заняли Рамлу, вслед за тем отрядив к Вифлеему отряд под командованием Танкреда и Балдуина де Бурка. Первый из "святых городов" был захвачен, а уже 7 июня был осажден и Иерусалим. Армия франков к тому моменту насчитывала около 40 тысяч человек, из которых 20 тысяч являлись пехотинцами, а 1200 - рыцарями. Все бароны уже остались без денег; лишь граф Тулузский оказался в состоянии оплатить услуги плотников и каменщиков по созданию осадных машин. Надобно заметить, что религиозный пыл достиг к тому моменту наивысшего накала. 14 июля был начат штурм городских стен, а уже на следующий день к полудню Готфрид Бульонский - одним из первых, кстати говоря - взобрался на крепостную стену. Лишь два очага сопротивления - стена Харам-аш-Шериф (там, между прочим, находились мечеть Омара и Храм Соломона) и цитадель, или башня Давида - сумели продержаться до вечера. Танкред захватил мечеть Омара и пытался сохранить пленников для выкупа, но они были перебиты. Цитадель же сдалась Раймунду, обещавшему препроводить её гарнизон до Аскалона (и обещание свое он сдержал). Спустя пять веков Иерусалим был возвращен христианам, но для того, чтобы город находился в безопасности, следовало организовать его защиту. А меж тем, после взятия города, около 20 тысяч крестоносцев выполнили свой обет, почтили гроб Господень и засобирались... домой, куда же еще? Так что Готфрид Бульонский, приняв бразды правления Святой Землей, располагал всего-то тремя сотнями рыцарей и 1,500 пехотинцев. Задача была очень непростой... но об этом - в другой раз (т.е. позже ).
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему

 



Текстовая версия Сейчас: 18th September 2019 - 04:46:59